Малахов+: отдельные цитаты

Вася, да как же тебя замучили, как же тебе тяжело

Пётр ПоповВрач-реабилитолог, Петр Попов:
- Во время травмы организм пытается удержать целостность, которая есть. Автомобильная травма – это очень серьезная травма. Эта девушка уже 14 лет не расслабляется – ни во время сна, ни во время бодрствования. Тот, кто прошел травму – тот знает.

А ведь организм надо успокоить, ему тоже хочется успокоиться и выздороветь. Этот спазм может держаться годами и десятками лет, а то и всю жизнь. И важно что, когда мы начинаем работать с мышцами, то как только мы даем им движение, тело сопротивляется. И малейшее напряжение – будь-то физическое, психологическое, холодовое, и организм начинает вспоминать ту травму и начинает сжиматься. А когда мы пытаемся разжать, то он от этого сжимается еще больше.

Т.е. у тела есть память на страх?

- У любого человека есть память на уровне клеток, костей, связок. Т.е. на самом деле в организме остаётся защитный стереотип. Тело, так же как и мы хочет выздороветь. Только мы стараемся сделать, как лучше, а получается, как всегда.

Пока специалист делает массаж героине, мы продолжим передачу и оставим их не надолго.

...

Как у вас дела?

Татьяна Нагайцева:
 - С меня как будто груз упал в две тонны.

Неожиданное ощущение?

- Да.

Значит, все реально.

Пётр ПоповВрач-реабилитолог, Петр Попов:
- Есть такая притча: три огромных мужика пытаются быка завести в сарай. Один мужик - мануалист, второй – фармацевт, а третий - нейрохирург. А бык – это та болезнь, которая выросла. И вот, они бьются и борются.

Идет маленький щупленький мужичок – подходит к ним и спрашивает, «сынки, что вы делаете?». Они «батя, не видишь что ли - быка в сарай заводим, а то или замерзнет, или волки съедят. Добро хотим сделать». Он говорит: «Давайте и я заведу». Они так на него посмотрели и говорят – «слушай, ты отойди, а то он сейчас хвостом вильнет и тебе все кости тебе поломает».
А бык стоит, думает (боль) «сейчас опять крутанут, вильнут или в позу лотоса посадят».
А дед так тихонечко подходит к быку и говорит: «Вася, да как же тебя замучили, как же тебе тяжело».
Знаете как ей тяжело? (героине). Если у кого радикулит был, тот знает, что это такое. А если авто травмы и всё остальное, это ещё страшнее. Потому что всё тело деформированное. И в ужасе находится.
А дед так тихонько подходит к быку, и гладить начинает «Вася, Вася». А бык так смотрит и думает «те тоже гладили, а потом…». А затем дед за ухом быка погладил. А бык вроде слегка дремать стал, но все равно настороже, думает «сейчас что-то…». А всё равно ему ведь ласки хочется, хочется расслабиться. А тут дед осторожно незаметно срывает травку и быку дает. Бык жует, жуёт. А дед из кармана осторожно достает кусок хлеба и солью посыпал, и быку даёт. А бык раз откусил и чувствует, что такой вкусной вещи он никогда в жизни не пробовал. И он так тянется еще откусить. А дед так тихонько осторожно отходит. А бык чувствует, что не достает и маленький шаг делает.
И так незаметно, дед быка в сарай завел.
Поэтому милые мои, даже тореадор – он никто по сравнению с дедом. Ведь разъяренного быка затащить в сарай… – а ты попробуй его успокоить (боль).

+ 0 -


Добавить комментарий


  • Яндекс.Метрика